Опубликован Фев 15 2012 автором adm

Связаны с наличием в нанодисперсиях

3*10 моль/л), связаны с наличием в нанодисперсиях C большого количества примесей – молекул органического растворителя и продуктов деградации последних. В этом смысле, водные дисперсии фуллерена С , с которыми имеют дело S. Deguchi, V. Colvin, E. Oberdorster и другие (например, P. Scharff, Yu. I. Prilutskyy с соавт. ), отличаются от FWS по очень многим принципиальным показателям и, в т. ч., по внешнему виду (рис. 1)! Дополнительные доказательства этому можно найти в новой статье V. Colvin с соавторами, в которой, со ссылкой на наши работы и работы S. Deguchi, авторы говорят, что они тестировали на токсичность некие водные коллоиды “nano-C ”, которые, вроде бы, подобны нашим FWS. Но, даже, простое сравнение данных электронной микроскопии коллоидных “nano-C фуллеренов (сфероподобные ассоциаты HyFn с размерами 3-36 нм) Как ни странно, группе V. Colvin не удалось также воспроизвести в полной мере и дисперсии, которые описаны в статье S. Deguchi с соавт. . 11. Но, опять-таки, нас и многих наших коллег удивляют факты летального действия на человеческие клетки кожи (фибробласты) дисперсий V. Colvin, содержащих очень малые концентрации C (прибл.

10 моль/л) . С одной стороны, исследования T Moriguchi с соавторами не выявили сколько-нибудь существенных поражений кожных покровов мышей под воздействием повторных аппликаций толуольного раствора C с одновременным облучением УФ-светом. С другой стороны, наши многолетние контакты с водными растворами HyFn не выявили ни каких повреждающих, раздражающих и т. п. эффектов для кожи. Более того, мы неоднократно отмечали, что наружное применение как сверхнизких, так и высоких концентраций HyFn способствует ускоренному заживлению мелких ран, язв и ожогов кожных поверхностей.

Такие эффекты были особенно выражеными, когда совместно с HyFn применялись стандартные бактерицидные средства. Как и в случае с результатами работы E. Oberdorster, подробный анализ работы V. Colvin с соавторами не вызывает сомнения, что многие странные эффекты, в т. ч. и негативные, выявленные при тестировании (nС O дисперсий, так или иначе связаны со свойствами молекул органического растворителя – ТГФ. Например, с их способностью как образовывать перокси-соединения, так и повышать текучесть и проницаемость фосфолипидных мембран клеток. Более того, обсуждаемые кристаллосольватные наночастицы, после сорбции на поверхности живой клетки, будут создавать локально высокие концентрации (в сравнении с объемными) токсичных молекул M, что будет отрицательно влиять как на функции клеточной мембраны, так и, естественно, на жизнеспособность клетки в целом. 12. В то же время, несмотря на недостатки обсуждаемой статьи, и, если не принимать во внимание факты о «токсичностидисперсий “nano-C ”, в данной работе прослеживается интересная закономерность, обнаруженная для водорастворимых производных C . А именно, чем больше на сферической поверхности C имеется присоединенных химических групп, чем более симметрично они располагаются на ней (т. е. чем более заполненным и более симметричным является окружение фуллереновой поверхности), тем меньше становится токсичность химических производных C (см. рис.1 в ссылке ). HyFn, который состоит из молекулы C , окруженной прочной и высокосимметричной гидратной оболочкой (рис.1), можно рассматривать как предельный случай такой закономерности и поэтому HyFn должен обладать минимальной токсичностью, или не иметь таковой вовсе. Данное предположение отлично коррелируют с отсутствием какой-либо токсичности HyFn, что было подтверждено экспериментально (Табл.1). 13. Однако, анализируя положительные биологические эффекты, которые вызывают малые концентрации HyFn (10 моль/л) ), возникает интересная проблема.

Комментирование приостановлено.